В БЕЛАРУСИ или НА БЕЛАРУСИ?

 

Иван Лепешев, доктор филологических наук, профессор

Специально для «Аналитической газеты «Секретные исследования», №8, 2010

В печати и в устной речи беларусов оба эти предложно-падежные сочетания употребляются как равноправные. Но так ли это и как правильно? Как возникла такая синонимика?

В книге Вадима Деружинского «Тайны беларуской истории» есть глава «Беларуские национальные реалии». Одна из таких реалий рассмотрена в подразделе «Белоруссия или Беларусь?» В соответствии с законом, принятым 19 сентября 1991 года Верховным Советом БССР, наша страна стала именоваться «Республикой Беларусь», а в укороченных названиях - «Беларусь». В законе есть пункт: «Установить, что эти названия транслитерируются на другие языки в соответствии с беларуским звучанием». И сегодня это, как и положено, строго соблюдается всеми странами мира. Например, на немецких фурах, что идут по нашим автострадам, мы видим не Weissrusland, а Belarus. В Российской же Федерации до последнего времени по-прежнему пользовались старым термином «Белоруссия». Но с 1 сентября 2009 года и там, наконец, узаконили, что в России следует говорить «Беларусь», а не «Белоруссия». Один из руководителей Института русского языка РАН заявил: «По-русски надо, конечно, говорить Молдавия и Белоруссия, но здесь, опять-таки, есть политический момент. Самоназвания этих республик - Молдова и Беларусь. Для политической корректности нужно употреблять именно эти варианты». В конце прошлого года Президент РФ Д. Медведев в беседе с беларускими журналистами сказал, что он произносит название нашей страны так, как это зафиксировано в документах ООН: Беларусь. «И настаиваю именно на таком произношении нашего братского государства». Однако он не стал отрицать, что «есть отдельные случаи», когда представители российского истеблишмента называют республику «Белоруссией».

В самой же нашей стране уже вряд ли кто употребляет старый термин. Но зато в падежных формах используют, как и прежде, «в Беларуси, в Беларусь» и «на Беларуси, на Беларусь». Например, в свежих публикациях журналов «Полымя», «Дзеяслоў»: «Перад самай вайной ён прыехаў на Беларусь», «Мат на Беларусі - гэта норма».

Иногда в научных статьях даже делается попытка оправдать подобное употребление. Так, в журнале «Роднае слова» (1999, №10) доказывается, что сочетание «на Беларусі» - естественная, закономерная синтаксическая конструкция в беларуском языке, что ее широко использует современная национальная печать и что употребление сочетания «у Беларусі» - это «механическое перенесение из русского языка конструкций с предлогом “в”».

Проблема функционирования многочисленных предложно-падежных конструкций с пространственным значением детально и на большом фактическом материале исследована профессором М.С. Явневичем в его монографии «Сінтаксічная сінаніміка ў сучаснай беларускай літаратурнай мове» (1977). Есть в этой книге и описание сочетаний «у Беларусі» и «на Беларусі». Они квалифицируются как синонимические, взаимозаменяемые. Автор пишет: «Смысловые различия между ними настолько незначительны, что при выборе конструкции с “у” или “на” почти не принимаются во внимание. Однако при использовании этих сочетаний следует иметь в виду, что предложно-падежная форма “на Беларусі” по значению близка к сочетанию “на территории Беларуси”, а “у Беларусі” - к сочетанию “в Беларуской республике”».

Невозможно, однако, представить, чтобы такая синонимика использовалась по отношению к каким-либо другим странам. Никто не скажет: «Это случилось на Японии» (вместо «в Японии»), «Ездил я на Польшу» (вместо «в Польшу»). Во всех языках славянской языковой группы в таких случаях употребляется предлог «в» (в беларуском - «у»). Если речь идет о какой-нибудь территории или названии города, деревни, района, области, республики, государства, то предлог «в» (в беларуском - «у») с предложным падежом существительного показывает нахождение внутри этой местности, которая представляется в таком случае строго ограниченным пространством: в Индии, в Польше, в Грузии, в Китае, в Греции, в Германии, в Турции и т.п. Таким образом, «у Беларусі» - это внутри республики. Во всех случаях имеется в виду территориально ограниченное пространство.

Если же говорится о местности без резко очерченных границ (например, с названием гор, островов, рек), то употребляется предлог «на»: на Алтае, на Кавказе, на Сахалине, на Кубани, на Днепре, на Полесье. Сохранилось также традиционное употребление предлога «на» с названием местностей бывшего Великого Княжества Литовского: на Полтавщине, на Черниговщине, на Гродненщине, на Смоленщине, на Брянщине (сравним вряд ли возможные сочетания: на Московщине, на Саратовщине, на Краковщине).

В Статуте ВКЛ, Литовской метрике и других письменных источниках нашего государства прошлых эпох предложно-падежные конструкции со значением «внутри чего-либо» фиксируются только с предлогом «в»: в Великом Княжестве Литовском…

Когда же в конце ХVIII в. земли ВКЛ были насильственно присоединены к России, а в ХIX в. стали называться сначала «Белоруссией», а потом «Северо-западным краем», то колонизаторы официально считали это «воссоединением с Россией» и «освобождением от польского ига». Началась усиленная русификация посредством таких рычагов, как русская школа, русское начальство, русская православная церковь. Руководитель «Северо-западного края» генерал-губернатор Муравьев («Вешатель») говорил: «Что не смог сделать русский штык, доделает русская школа». Ему же принадлежит и такая установка: «В Северо-западном крае так называемый белорусский язык необходимо свести на нет. Ибо, если этого не сделать, он постоянно будет инспирировать мысль об отдельном белорусском народе и о праве этого народа на этническую самобытность и национально-государственную суверенность, чего допустить нельзя».

Несмотря на откровенно проводимую политику лингвоцида (уничтожения языка), во второй половине ХIX в. появились первые беларуские писатели В. Дунин-Мартинкевич, Ф. Богушевич. Их произведения печатались нелегально и латиницей. Но ни в этих произведениях, ни в работах фольклористов и этнографов (П. Шейна, Е. Романова, Е. Ляцкого, И. Носовича) - нигде не встречается сочетание «на Беларуси». В работах же И. Носовича («Словарь белорусского наречия», «Сборник белорусских пословиц») есть соответствующее сочетание с предлогом «в»: в Белоруссии.

После революции 1905 года начали легально издаваться беларуские газеты, стали печататься Я. Купала, Я. Колас, З. Бядуля, Цётка и другие. Здесь уже (например, в газете «Наша ніва») находим оба сочетания: чаще «у Беларусі», реже «на Беларусі».

ИСТОКИ

Можно с уверенностью предполагать, что предложно-падежное сочетание «на Беларусі» появилось не в живой народной речи, а книжным путем - под влиянием русских и украинских книг, газет, фильмов, радио.

Сами украинцы в досоветское время не говорили, что они живут «на Украине». Употребляли только «в Украiні». И Тарас Шевченко в 1847 г. писал: «Мені однаково, чи буду я жить в Украiні, чи ні». Или: «Сю ніч будуть в Украiні родиться близнята. Один буде, як той Гонта, катів катувати!» Сочетание «на Украине», скорее всего, возникло в России. После того как Украина стала частью Российской империи, слово «Украина» начали (с шовинистических позиций) отождествлять с «окраиной». По аналогии с «на окраине» стало употребляться «на Украине (Украйне)» - с перенесением ударения с третьего слога на второй. К примеру, в поэме Пушкина «Полтава» девять раз использована «Украйна» в разных падежных формах: «Украйна глухо волновалась», «И перенес войну в Украйну», «Но независимой державой Украйне быть уже пора» и т.д. Сравним и в повести Гоголя «Тарас Бульба»: «Началась разыгрываться схватка на Украйне за унию». И сейчас еще по российскому и беларускому радио и телевидению нередко можно услышать «украинец, украинский, Украина» (с неправильным ударением на первую «а»).

Из письменных памятников известно, что первое упоминание слова «Украина» как название надднепровской части Руси (Киевской) относится к 1187 году, а второе - 1189 год - в применении к Галицкому княжеству. Хотя это было задолго до первого упоминания о Московском княжестве (там еще волки выли), но на это Россия ХVIII-XX вв. не обращала никакого внимания и не себя именовала окраиной Руси-Украины, а наоборот. Ведь, «как известно, от Кремля начинается земля», - на полном серьезе утверждал Сергей Михалков - пятикратный лауреат Сталинской премии.

Даже в начале ХХ в. один из губернаторов в рапорте министру внутренних дел России предлагал слово «Украина» объяснять как «окраину Российской державы с давних времен». А в советский период, как пишет профессор Я. Родевич-Винницкий в книге «Украiна: від мови до націi» (1997), «употребление предлога «в» со словом «Украiна» квалифицировалось как буржуазно-националистическое» (с.32).

СЕГОДНЯ

В сегодняшней Украине на всё это смотрят с недоумением и иронией. Например, бывший Президент Украины Кучма издал книгу «Украина - не Россия», а известный украинский писатель Борис Олейник задает риторический вопрос: «Как могли себя осознавать россиянами извечные украинцы, издавна жившие на берегах Днепра, более чем семь веков до рождения Москвы, основанной киевским князем, и которая потом уже стала столицей Российской державы?»

После 1990 г., когда Украина стала суверенным государством, его руководство и средства массовой информации решительно отказались от навязанной им конструкции «на Украине». И это последовательно соблюдается во всей стране. Но, как говорится в названной выше книге В. Деружинского, «категорическим неприятием и всяческими издевками ответили россияне на «малозначущую» просьбу Украины писать отныне не «на Украине», а «в Украине». А сатирик Михаил Задорнов высмеял этот призыв на телевидении».

Однако собака лает, а караван идет. В современных российских, а также беларуских текстах почти во всех случаях используют «в Украине», «ва Украіне».

Сталин в свое время говорил: «Белоруссия - не просто окраина нашей державы. Она - форпост социализма на западе страны». Но всё это ушло в далёкое прошлое. Сама логика подсказывает: давно пора и нам писать и говорить только «у Беларусі».

 

Информация